Образы матерей-одиночек в трёх культовых советских фильмах

Советский кинематограф 70–80-х поднялся до уровня народного достояния. Киногерои мгновенно становились национальными, им подражали и завидовали. Благодатным было поле, на котором сеялись семена толерантности, чувства долга, ответственности. Были образы героические, отвратительные, патриотические и иже с ними. Но одним из «заказных» в советском кино был образ матери-одиночки.

Теперь понятно, что такое важное место отводилось именно женщине, в одиночку воспитывающей ребенка, потому что это было время, когда нации требовалось восполнение человеческого ресурса после потерь в ВОВ. А женщина, стыдившаяся того, что не смогла вовремя выйти замуж и родить ребенка в браке, обретала спокойствие и уверенность в светлом будущем, несмотря на патриархальность устоев в СССР. Ведь все героини подобных фильмов, в конце концов, обретали счастье, несмотря на тернистый путь одинокой мамы. Только вот экранные образы матерей-одиночек разительно различаются.

Сильная и независимая Катерина, «Москва слезам не верит» (1979)

Образ провинциалки, поднявшейся до высот директора фабрики с самых низших должностей, изначально воспринимался позитивно. И как будто получилось все само собой: от плачущей в беспросветных стенаниях Кати с малышкой на руках сразу кадр перемещался на успешную, самостоятельную и самодостаточную руководительницу со всем причитающимся ей по статусу благосостоянию. Вряд ли зрители сиюминутно задумались о том, что же пропущено в повествовании. Наверняка не один литр слез был пролит, не одна стена прошиблена лбом и не одна клятва самой себе была дана. Тем не менее, результат налицо, а дочь Александра выросла и умницей и красавицей. Наверняка Саша не раз чувствовала дефицит материнского внимания, но это лишь закалило ее. А то, что мать не сложила свою жизнь к ногам дочери, стало определяющим в ее характере, лишенном эгоизма и своеволия.

Слабохарактерная «квочка» Антонина, «Впервые замужем» (1979)

Антонина и Катерина из предыдущего фильма — как сестры, повторяющие судьбу друг друга. Разница в том, что Тоня, чувствуя вину перед малышкой-дочерью за безотцовщину, растворилась в заботах о чаде полностью, напрочь забыв и о себе, и о карьере, и о личной жизни. А Тамарочка выросла стервозной, капризной и эгоистичной дамочкой, выматывающей собственную мать. Прозрение Тони, конечно, наступило, но тогда уже было поздно менять систему воспитания, да и себя саму.

 «Яжмать» Наташа, «Будьте моим мужем» (1981)

Нагловатая и задиристая героиня фильма выбрала политику нападения. Она, конечно, любящая мать, но не лишена способности манипулировать людьми из-за наличия у нее ребенка. Хотя порой создается впечатление, что она сама еще ребенок в душе и не всегда вспоминает, что забота сыну нужна постоянно, а мальчуган не избалован теплом и вниманием. Поэтому и привязывается к доктору, приехавшему на курорт.

Положительный образ матери-одиночки в советских фильмах культивировался с целью формирования прогрессивного взгляда на неоднозначную ситуацию и уважение к женщине-матери.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
ХабТайм
Добавить комментарий

Adblock
detector